?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Mar. 26th, 2017

Наконец-то вспомнила, что надо бы написать такой пост :))
Мой журнал ведется теперь в режиме friends only, не под замком я выставляю только тесты и всякие ничего не значащие записи.
Поэтому если вы меня зафрендили, то новых записей можно ждать до морковкина заговенья :)) Отметьтесь, пожалуйста, здесь, если хотите, чтобы наша дружба была взаимной.
Комменты скрыты, разумеется

Tags:

Я тут от большого ума (а на самом деле, от жажды мирового признания и владычества, конечно) отправила свои стихи Miu Mau. Сама Яна, разумеется, ответила очень тактично и деликатно. То есть было видно, что ей не понравилось, но и ладно, я не золотой доллар :) А вот в комментах началась вакханалия.

Опять-таки, то, что многим не понравилось - это нормально, иначе быть не могло. Но я внезапно еще узнала, что я совершенно безграмотна, мне бы русский подтянуть. Из-за слова "эликсир", да. У меня прямо какое-то проклятье с ним - я знаю, как оно пишется, но мне это кажется настолько неестественным и ненатуральным, что нет-нет, да и собьется прицел. Как с кофе мужского рода - так правильно. Но не звучит же )

Ну и в последнее время я гораздо больше говорю и пишу по-польски и по-английски, возможно, русский немного проседает. Но пока есть авточекинг, думаю, могу особо из-за этого не переживать ) Да и в мире хватает куда более серьезных проблем, чем охота за буквой "и".

И еще внезапно узнала, что у меня ни рожи, ни кожи, ни сисек, ни жопы (казалось бы, при чем это тут?). Так что зря говорят, будто ЖЖ уже не тот - точно такой же, каким был 15 лет назад, ничего не изменилось )
Все хорошо в этом доме - и семья, и сад, черепичная крыша и вьющийся виноград, трудоголик муж и щебетунья-жена, и красивые дети - в этом доме всего сполна.

Он приходит с работы, садится за полный стол, и она говорит с улыбкой - хорошо как, что ты пришел! Подает пироги, говорит о своем дне. И он сыт, и доволен и счастлив собой вполне.

Но однажды корабль кренится и идет ко дну: он приходит домой - и не узнает жену. Исподлобья взгляд, вид измученный и больной. И роняет слова, как свинцовые капли, одну за другой.

Ты не подумай - говорит ему - будто я тебя не любила. Просто что-то во мне сломалось и отпустило. Знаешь, как будто погасла последняя искра огня. Просто с тобой мне стало хуже, чем без тебя.

Понимаешь - говорит ему - просто меня будто нет. И я чертовски устала готовить этот проклятый обед. Пидарасить дом, вытирать носы, быть всегда тут. Слушай, а ты хоть помнишь, как меня зовут?

А когда ты покупал мне хоть что-то без повода - просто так? А когда приглашал прогуляться после ужина в парк? Почему у тебя постоянно звонит телефон, когда я сплю? Почему твоя нежность стала равна нулю?

Знаешь, милый, я ведь очень долго терпела. До последней капли и еще чуть-чуть - до предела. Все, живи как знаешь, а мне, пожалуй, пора. - И она открывает дверь и уходит в ночь со двора.

И она смеется, и ей уже все равно, ей легко и свободно, как не было очень давно. Муж сидит за холодным столом и молчит, как последний дурак. Только думает - черт возьми, что же ей было не так?..
Ищем тебя повсюду, переплевывая через плечо, ищем, играя в "холодно-горячо", изгрызая железный хлеб, стаптывая сапоги, шепчем немо - помоги искать тебя, помоги.

И горит несломленная печать, понимаем - не кончить здесь, не начать, видим - куст ракитника как в огне, но не знаем, ходишь ли ты по земле.

Ищем тебя от полуночи до зари, и когда засыпают фонарщики и фонари, узнаем тебя в каждом звуке и мираже, говорим с тобой, когда пуля срывается в рикошет.

Ходим по миру с песнею и сумой, восхваляем тех, кто отправляет других на убой, не умеем ни жить, ни молиться, ни полюбить, что осталось нам? Только за тенью твоей ходить.

И никто не видел тебя никогда, но во имя твое повергаются в прах города, и во славу твою разливается солнца свет, уверяем друг друга - нам врут, что его нет. Ищем тебя под снегом и под дождем... Что мы будем делать, когда найдем?..

***

Неужели, Боже, я просила много?
Я хочу, чтоб дом, от него - дорога,
Чтоб за домом - лес, и поля, и речка,
Чтоб зеленый луг, и на нем - овечка.

Чтобы книжный шкаф, непременно полный,
Полыхал закат, и шумели волны,
Чтобы теплый плед у огня в камине,
И друзья мое не забыли имя.

И еще, чтоб ключ стал бы мне не нужен,
И две пары рук чтоб варили ужин,
На двоих всегда чтоб одно одеяло -
Это много, Боже, или все же мало?

Чтоб кофейный пар от горячей джезвы,
Незаточенных не осталось лезвий,
И чтоб в доме том не скрипели двери,
И еще - без страха, и еще - чтоб верить.

И чтоб каждый день - рядом тот, кто дорог...
Неужели, Боже, это слишком много?

***

Где был Господь, когда пылал собор,
взметались искры, словно пчелы в улье,
Гримасничая, плавились горгульи - - на что тогда был обращен Твой взор?

Что делал синеокий Михаил,
Кого укрыл разверстыми крылами?
Горел Твой храм, а что же будет с нами,
Когда Господь свой дом не сохранил?

С протяжным стоном бились витражи,
Гудело пламя и крошились своды,
Нет больше стен, что помнят Квазимодо,
А что Ты делал - Господи, скажи?

Уходит время строгой красоты
Приходит час тревог и новых правил.
Безмолвный крик - зачем Ты нас оставил?
На пепелище вырастут цветы..

***

Среди метелей, бурь и катастроф,
Средь разговоров вымученно-тщетных,
Непонимания, ершисто-острых слов,
обид, упреков, пачек сигаретных

Люблю тебя.
Так просто мнется свет,
Но пусть проходят пули рикошетом.
Не потому, что смерти нет (ведь нет?),
А потому, что важно только это.
Не искрит.
А раньше - искрило. Полыхало синим, как чистый лист,
проходила дрожь и внутренний сценарист
Доставал машинку, творил сюжеты, один за одним,
И мир превращался в дым
Растворялся в пламени, как свеча,
И жизнь была горяча.
Все сбывалось, конечно, а как еще,
если жить и весело, и горячо,
Если дни сочатся, как виноград...
Не смотри назад.
Все прошло, все высохло, как сухофрукт,
Вроде, вкус все тот же, и сахар тут,
сладость есть, как от импортных конфет.
Только сока нет.

Раньше на первый же текст оказывались на волне,
На второй - в постели, на третий - он был во мне,
На четвертом метали молнии в чумный пир,
Пятым творили мир.
На шестой расставались, конечно же, навсегда,
На седьмой сходились, как поезда,
На восьмом замыкался привычный круг,
не размыкая рук.
Все мужчины были воинами, женщины - ведьмами, как на показ,
Все горели, и возрождались из пепла - за разом раз.

Но устали. Пошли молиться, просить покой,
повзрослели, выросли над собой,
Над деревьями выросли, над людьми.
Все пережили и переросли.
Преисполнились здравого смысла, такта, ума,
Так нам и надо, господи, по мерке - сума,
Так, незаметно, вошли в свою колею,
И околели у пропасти на краю.

Мне не пишется, господи, не от работы ли?
Не от нехватки ли витаминов в моей крови?
Может, магнитные бури сотрясают дом,
Рушится мир, а я в нем.

- Мы идиоты, господи. Отче, прости!
- Вы идиоты, любимые дети мои.

И бог не покинул нас, и голос еще не охрип,
и сценарист в одиночной камере в ночь не спит,
пишет, царапает чем-то на бетонной стене:
Помоги мне - наоборот. Три тире, три точки и три тире.
Просыпайся, выходи из камеры в свет,
уезжай на трамвае, которого нет,
путешествуй по весям и по городам,
не веди счет годам.

Не искрит. Все так безопасно, что не о чем петь,
Говорят, так незаметно приходит смерть.
Говорят, где-то в степи бывает большой пожар,
Раздувается марево, словно ало-лиловый шар,
Земля горит и не потухает, и не остынет вовек,
и тогда живет человек.

Дай мне силы, господи, выйти из тишины и снова жить.
Дай мне слово - словом творить.

Tags:

Чьи это леса, мне кажется, я знаю,
Хозяин далеко, и он не замечает,
Что я остановился - наблюдать,
Как снег его леса тихонько засыпает.

Моей лошадке хочется понять,
Зачем так далеко от дома нам стоять
Между замерзшим озером и лесом
В ту ночь, что всех ночей темнее может стать.

Мой конь пытается найти ошибку в этом
И колокольчиком звенит, ища ответа,
Но только шорох слышен в тишине -
То ветер ласковый играет мягким снегом.

В лесах таинственных, в их мрачной глубине
Я обещал, я продолжаю путь во тьме,
Но долог он, ответ придет во сне,
Но долог он, ответ придет во сне...

Stopping by Woods on a Snowy Evening
Whose woods these are I think I know.
His house is in the village though;
He will not see me stopping here
To watch his woods fill up with snow.

My little horse must think it queer
To stop without a farmhouse near
Between the woods and frozen lake
The darkest evening of the year.

He gives his harness bells a shake
To ask if there is some mistake.
The only other sound’s the sweep
Of easy wind and downy flake.

The woods are lovely, dark and deep,
But I have promises to keep,
And miles to go before I sleep,
And miles to go before I sleep.

Oct. 31st, 2018

Посмотри в глаза мне, а хочешь - так не смотри,
Видишь, как во взгляде моем расцветает медь?
Я, певица боли, сегодня спою о любви,
Потому что сегодня я не могу не петь.

В его радужке зелень перетекает в синь,
Его сильные руки настойчивы и нежны,
Я по тысяче раз, умирая, рождаюсь с ним...
...Но идёт Самайн, и шаги его не слышны.

В черном небе мерцают звёзды, как серебро,
На болотах встаёт туман и ночная жуть.
Надеваю плащ, с фонарем выхожу во двор,
И пытаюсь выдохнуть и вдохнуть.

Словно палой листвою замкнуло мои уста,
На границе яви зажглись янтарем костры.
Бьёт двенадцать на ратуше. Время стоит в часах.
Разжимаю ладони, но руки мои пусты.

Посмотри в глаза мне, а хочешь - так не смотри,
В них закатное небо, усталость и горький дым.
Я, певица страха, хотела спеть о любви...
...Но идёт Самайн, и я ухожу за ним.
Я простыла и пришла на работу обвешанная соплями, со слезящимися глазами, грустным голосом с томной хрипотцой. За ноутом я сидела укутавшись в одеялко, периодически выпадая в астрал, делая глупейшие ошибки и регулярно бегая на кухню за новой порцией бумажных полотенец.

Парни были ко мне внимательны, как никогда. Невзирая на то, что каждый управляется с двумя-четырьмя виртуальными машинами, а я только с одной, они терпеливо по десять раз отвечали на мои вопросы, озабоченно на меня поглядывали, говорили со мной тихо и осторожно.

К концу дня наш патчер вообще перебрался за мой стол и фактически делал все за меня.

- Блин, ребята, спасибо - растрогалась я. - терпеть не могу болеть.
- Тринити, ты болеешь?! - изумились мои коллеги. - а мы думали, рыдаешь весь день!
- ну или расчувствовалась от того, какой я красавчик - скромно добавил Михал.
***
Программа выдавала ошибку уже четыре часа подряд. Я бы давным-давно сделала все вручную, и это заняло бы 15 минут (даже на немецкоязычной виртуальной машине, учитывая, что немецкого я как раз и не знаю, и каждую команду проверяю в гуглтранслейте). Но Михал, писавший для нее скрипт, был неумолим:
- нееееет, мы ее добьем! мне же надо увидеть, где ошибка скрипта! Ну-ка, подправлю еще здесь... Запускай!
- Ошибка - мстительно объявила я.
- Кур...ча!!! Ну сейчас-то ей что не нравится, а?! А если так?.. Ну пожалуйста, ну программка, ну миленькая.....
- Попробуй встать на колени перед ноутом - посоветовала я.
- Черт!!!! Опять ошибка!!!! Ну почему?!
- Почему, почему... потому что такой у нас скриптер - пробурчал под нос Марчин из-за соседнего ноута.
- А? Что? Я не расслышал - пожаловался Михал под дружный хохот.
- Может, оно и хорошо - давясь, прохихикали мы.
- Говоришь, скриптер у вас хороший? - прозрел Михал.
- Ну, предположим, я другое слово имел в виду, но тоже на "х" - покладисто согласился Марчин.

Люблю их бешено.
***
Болезнь косит наши ряды, нас осталось трое (и я довольно условно).

Я обернулась на компьютер Кристиана и обомлела: там было такое, знаете, как зависшее и размазавшееся тысячей рамок по экрану окно.
- Кришна, это что?.. Ты установил себе виндоуз 95 и у тебя завис Эксплорер?!
- нет - захихикал коллега - это я подхватил падающее знамя из рук заболевших товарищей и делаю шесть виртуальных машин.
- то есть, в принципе, если бы я взяла больничный, мог бы делать и мою? - заинтересовалась я. - где шесть, там уже и семь.
- да говно вопрос - лихо отрапортовал парень. - зачем мне спать? Один хрен, во сне я пользы мало приношу.
- можно даже домой не ездить - развила я мысль - сэкономишь два часа на дороге. Матрасик вполне влезет под стол. Я знаю, где мой коллега из предыдущего тима прячет спальник, можем его похитить.

В этот момент в полупустом офисе кто-то звонко чихнул.
- кто ещё?! - воскликнули мы хором вместо "будь здоров".

Oct. 19th, 2018

Есть в середине осени такой период, когда непонятно - то ли природа увядает, то ли наоборот. Ощущение, как весной - свежий ветер, ручьи, солнце, птицы пасутся на лужайках. Как в свободном падении теряешь ориентацию, где небо, где земля, и в какую сторону ты, собственно движешься - так и здесь, наступает точка невесомости, после которой все яростно ухнет вниз, в зиму и холод. Но вот здесь и сейчас - непонятно. Может, все-таки весна?

На залитой солнцем улице, в саду за оградой под деревом на куче желтых листьев спал кот. Уже немножко присыпанный листьями тоже. И я поднялась в сад, села в листья, и гладила кота больше часа, пока он спал, и осень как будто вошла в меня и наполнила звенящей легкостью и хрустяще-прозрачным ветром, и засыпала золотом.

А потом я видела пекинеса, как он деловито шуршал по траве, цепляя на пушистый живот сухие растения и листву. И видела, как грач нес в клюве орех - искал, где его разбить. И слышала, как ругаются две галки - клянусь, это был диалог, осмысленный, с взаимными репликами и интонациями. И у меня из-под ног разлетались взъерошенные шарики - воробьи.

Мы с Алисой вышли из дома и сорвали с ничейной яблони два огромных красных яблока, с налитой белоснежной мякотью, исходящей соком и сахаром.

Весна никогда не бывает так прекрасна, как осень, притворяющаяся весной.
***
Просто пара диалогов с вечера настолок.

- Юля, а почему у этой лисички в попе что-то ароматное и сладковатое?..
- Это бальзам для губ... Но интересно другое - как ты вообще обнаружил, что у личики в попе что-то есть? Ты всем фигуркам в попы заглядываешь?

- Будешь сидр?
- Да, моя религия мне это позволяет. Ну, знаешь, сказано же - не мешай пиво с водкой, а про сидр ничего нет.
- И не мешай человеку, пьющему пиво...
- Боже, да у нас тут пророк!

- Фу, какая гадость, зачем вам пластиковый паук с какой-то хренью внутри?
- Это кролик. Мы купили журнал "мой друг кролик" с прилагающейся игрушкой, и там было... вот это. Где-то ребенок, купивший журнал "мой друг паук" тоже, наверное, получил не то, что хотел. Теперь любим то, что есть...

(в Манчкине)
- У монстра 15, но -5, если я дерусь без помощи, то есть 10, у меня 12, я его забиваю.
- Но ты дерешься с помощью.
- Нет, зачем, мне хватает.
- (докладывая усилитель на монстра +5). Не хватает. Но не переживай, я охотно тебе помогу за все его сокровища.
***
Я очень люблю вежливых польских школьников. Мне нравится, что в нашем крошечном городке (хотя сами поляки считают его очень большим) через три года тебя знают все, в твоем районе так уж точно. Мне очень приятно, что стоит мне один раз зайти в школу/магазин/кофейню, как потом весь персонал и посетители этого заведения обязательно будут со мной здороваться, даже встречая в самых неожиданных местах.

Я испытываю несказанное счастье, когда я иду по осенне-солнечной улице, а с другой стороны дороги бегут веселые дети, приветственно машут мне руками и кричат "dzień dobry, Pani Julio!", а я как раз вышла выкинуть пустые бутылки после вечера настолок (два звенящих мешка), рот у меня забит хот-догом из ближайшей Жабки, нос и щеки измазаны в соусе от хот-дога, общий имидж - "Сиротка Марыся"...

Profile

Алисик
ilmera
Ильмера

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars